1.3 C
Киев
Понедельник, 8 марта, 2021

Украина как аграрная сверхдержава: нардеп Ивченко о биотопливе из кукурузы, борьбу за маленького фермера и планы на министерское кресло

Украина как аграрная сверхдержава: нардеп Ивченко о биотопливе из кукурузы, борьбу за маленького фермера и планы на министерское кресло

Вадим Ивченко

КИЕВ. 4 февраля. УНН. Недавно во влиятельном европейском издании Eureporter вышел материал о перспективных шансах Украины стать аграрной сверхдержавой в изменившемся и переосмысленном мире после COVID-19. Автор обширного текста, в котором аргументировано изложено то, каким образом наше государство способно прокормить 600 миллионов людей и обеспечивать продовольственную безопасность всего мира — народный депутат VIII, IX созывов и член аграрного комитета Верховной Рады Вадим Ивченко.

При этом парламентарий представляет Украину европейскому читателю не как сырьевой придаток или лакомую территорию для многомиллиардных аграрных корпораций, а как государство, которое может занять ведущее место в выращивании органической продукции и производстве готовых сельскохозяйственных товаров и биотоплива.

В своем интервью УНН народный депутат Вадим Ивченко рассказал о том, как маленький украинский фермер может стать большим двигателем экономических изменений, как кукуруза обеспечит страну биотопливом, а отходы сельского хозяйства — экологическим газом, каким должно быть восстановлено аграрное министерство, как балансировать между корпорациями и единоличниками-аграриями, а также откровенно поделился своими планами на министерское кресло.

Аграрная сверхдержава: утопия или дерзкий план

Вадим, вы по просьбе европейского издания Eureporter подготовили материал, который раскрывает Украину как одного из важных игроков в обеспечении продовольственной безопасности всего мира. Учитывая, что сейчас очень актуальным становится вопрос мирового продовольственного кризиса, почему вы считаете, что именно Украина может стать кормилицей всего мира в постковидний реальности?

Лично для меня важно, чтобы об Украине знали, чтобы Европа и весь демократический мир реалистично смотрели на возможности, которые наша страна действительно имеет. Я коснулся лишь аграрной сферы и показал, что после «ковид», после локдаунов, когда были закрыты большинство предприятий, одним из тех секторов, который пострадал меньше всего, был аграрный комплекс. Почему? Потому что люди не перестают есть! Продовольственные магазины всегда открыты, а аграрную продукцию покупают всегда, даже во время пандемии. Поэтому сейчас важно, чтобы мы научились использовать возможности украинской плодородной почвы и климатических условий и с каждого гектара собирали как можно больше для продовольственной безопасности как Украины, так и других стран.

Важно, на мой взгляд, чтобы эти продукты были не сырьем для экспорта, а переработанными продуктами. Ведь если это готовый экспортный продукт, он выращивается и перерабатывается здесь, следовательно, дает возможности для создания рабочих мест, занятость в сельской местности, НДС, НДФЛ, другие налоги, которые остаются в Украине.

Фактически, говорим сейчас о том, что мы должны использовать нашу землю, во-первых, экологически: не загрязнять химикатами, пестицидами и тому подобное. Во-вторых, использовать все возможности, чтобы перерабатывать сельскохозяйственную продукцию в Украине. Например, мы шестая страна в мире по экспорту кукурузы, которую за рубежом перерабатывают на биоэтанол — органические добавки в бензин, дизель. Мы с его помощью можем уменьшить выбросы парниковых газов в соответствии с Парижской конвенцией. Почему нам не сделать как в США, где 10% в любом бензине или дизеле должно быть биоэтанола?

Резонно, но что это даст, по вашему мнению, агросектору?

Все просто! Мы где-то 30% нашей кукурузы будем не в экспорт отправлять, а перерабатывать в стране. Зачем экспортировать кукурузу за границу, а оттуда брать биоэтанол? Мы бы здесь ее переделали, отдали бы на нефтеперерабатывающие предприятия, они бы сделали с этими добавками бензины, дизели. Таким образом мы бы использовали топливо с экодобавками и параллельно перерабатывали бы 30% кукурузы. А это все — налоги в Госбюджет, новые рабочие места и изготовление фактически готового продукта. Вот вам элементарный пример. Я это подробно изложил в своей статье Eureporter, пытался донести до европейского читателя, каким важным партнером Украины может стать в постковидном мире и по каким направлениям.

Второй показательный пример: у нас есть животноводческие и птицекомплексы и аграрные предприятия, имеющие, скажем, вторичную продукцию — навоз свиней и коров, помет птиц, растительные отходы, перерабатывающей промышленности и другие. Мы бы предоставили им дешевые кредиты на приобретение биогазовых установок. В результате из аграрного сектора можно брать как минимум 6 млрд кубов биогаза. Почему бы не использовать эти возможности? И вот здесь разветвляется основной корень проблемы: большой сельскохозяйственный потенциал Украины и ее землю используют в основном холдинги и трейдеры для того, чтобы посеять, собрать продукцию — и вывезти за границу. И, опять же, ничего не делается, чтобы здесь, в Украине, использовать все возможности для переработки этой продукции.

Мне показалось, что ваш материал в Eureporter ориентирован больше даже не на рядового европейца, а на больших европейских инвесторов, которые могут заинтересоваться сельскохозяйственным потенциалом Украины. Это так?

Конечно, я старался, чтобы Украина, прежде всего, заинтересовала будущих инвесторов. Но также не прошла мимо внимания высших европейских должностных лиц, которые внедряют политику ЕС, в том числе, в соседних странах. Нам важно, чтобы они нас видели и оценивали наш потенциал таким, какой он реально есть. А не просто использовали нас и нашу землю для обеспечения своих предприятий сырьем, выращенным на украинской земле.

Баланс между маленьким фермером и большой корпорацией: кто нужен Украине

Представим, что многомиллионные корпорации услышали ваш призыв и пришли использовать большой потенциал украинского сельского хозяйства как инвесторы. Каким образом можно найти баланс, чтобы защитить маленького фермера, который не может конкурировать с корпорациями и заполучить инвестиции от большого бизнеса?

Аграрная политика сегодня должна быть и социальной. Например, президент США Джо Байден четко заявил, что государственная поддержка должна предоставляться только маленьким фермерам. Они каждому планируют обеспечить до 100 000 долларов, предоставить доступ к инновациям, расширенным возможностям по кредитованию и всеобъемлющую государственною поддержку. Это означает, что они делают акцент именно на небольших сельхозтоваропроизводителях, которые в будущем могут стать постоянным производителем качественной продукции. А потом, когда они захотят выходить на зарубежные рынки, то могут объединяться в кооперативы и выводить свою продукцию на экспорт. Например, пять украинских фермеров, которые имеют сады всего по 10 га каждый, могут уже спокойно продавать собственноручно выращенные вишню, черешню или клубнику туда, где это все не растет.

Крупные компании будут ориентироваться на инновации с точки зрения использования земли и получения наибольшего дохода с зерновых культур. И у них есть возможности эти зерновые культуры хранить, частично перерабатывать. Мы, например, перерабатываем подсолнечник и экспортируем наибольшее в мире количество подсолнечного масла!

Поэтому все-таки надо поддерживать именно маленьких фермеров, которых у нас сегодня 4 миллиона. Однако большинство из них сегодня вне аграрного рынка. Они не получают бюджетную поддержку, кредитование, не платят налоги, их продукция не соответствует требованиям к качеству и безопасности, они не могут ее продавать за границу. Только торгуют на рынках или через посреднические и часто грабительские конторы. Поэтому господдержка, возмещение процентов по кредитам, налоговые стимулы должны предоставляться прежде всего маленьким и средним сельхозтоваропроизводителям. И выдаваться не только на зерновую, но и на другую продукцию. И на ягодоводство, и на рожь (которая не идет на экспорт, исключительно — на внутренний рынок), и на переработку продукции. Например, если ты поставил маленькую мельницу и начал пшеницу перерабатывать в муку. То есть, стимулировать тех фермеров, которые внедряют переработку своей продукции.

Важно небольшим сельхозпроизводителям предоставлять возможность за небольшие деньги или даже бесплатно получать инновации, которые уже есть в мире: холодильное оборудование, мини-экспресс-лаборатории, доильные аппараты, чтобы они спокойно в своих домохозяйствах могли заниматься и животноводством также. Для этого нужна еще и бесплатная регистрация животных как поддержка от государства, возможность покупать комбикорм по нормальной цене, доступ к быстрой ветеринарии. Это все может вводить государство с помощью разумной аграрной политики. Но, к сожалению, лоббисты делают свое, а невежды в политике им подыгрывают.

Борьба за Минагрополитики: должен победить фермер, а не жажда власти

Если мы уже начали об аграрной политике, то на прошлой неделе на заседании вашего комитета шли настоящие баталии касательно функций недавно восстановленного Министерства аграрной политики. Вообще было правильным стратегическим решением объединять аграрное министерство с Минэкономики?

Я был одним из тех, кто при Президенте Зеленском, который зашел в Верховную Раду впервые, предупредил, что это большая ошибка — ликвидировать министерство, которое фактически приносит 40% валютного дохода, обеспечивает продовольственную безопасность, и, главное, работает над расширением экспортных возможностей Украины. К тому же Министерство аграрной политики искало новые рынки, расширяло экспортную карту украинской сельхозпродукции, совершенствовало законодательство для его гармонизации с ЕС. Тогда никто не прислушался, министерство ликвидировали, а сейчас, когда появилась политическая воля снова восстановить министерство, начинается дискуссия: а какое же оно должно быть?

У вас большой опыт работы в государственном развитии аграрной сферы, имеете профильное образование, а сейчас вы — член аграрного комитета Верховной Рады. Каким же, по вашему мнению, должно быть восстановлено Министерство аграрной политики?

Если говорить просто — мы должны сделать такое министерство, чтобы фермеру или сельхозтоваропроизводителю было удобно получать услуги в одном органе. То ли это форвардные закупки через аграрный фонд или ГПЗКУ (Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины — ред.), то ли это хранение продукции в ГПЗКУ или в аграрном фонде, где есть элеваторные мощности, то ли это фитосанитария или ветеринария, которая будет регистрировать животных и выдавать ветеринарные сертификаты для экспорта и тому подобное. Вместе с Госгеокадастром — это основные центральные органы исполнительной власти, которые должны войти в восстановленное министерство.

Это министерство должно заниматься, кроме продовольственной безопасности и аграрной политики, еще и развитием сельских территорий. У нас никто этим не занимается. А развитие сельских территорий включает все: сети фельдшерско-акушерских пунктов, амбулаторий, доступа к качественному школьному образованию и медицине, вопросы общественного транспорта. Но я эту дискуссию сейчас не поднимаю, потому что затянется тогда восстановление Минагрополитики. Поэтому мы вместе с аграрными ассоциациями — а там их почти 26 — приняли решение, что настаиваем на восстановлении министерства в тех функциях и полномочиях, которые были до ликвидации в 2019 году.

Мы все вместе с аграрными ассоциациями обратились к Премьер-министру Шмыгалю, я лично озвучил эту позицию на комитете, где меня единогласно поддержали. Поэтому это решение является компромиссным с точки зрения всех фермеров, которые занимаются сельхозпродукцией и депутатского корпуса аграрного комитета: восстановить министерство в тех функциях и полномочиях, которые были до 2019 года.

На прошлой неделе аграрный комитет вообще стал эпицентром интересных и неожиданных событий. Большинство депутатов выразили недоверие главе комитета «слуге народа» Николаю Сольскому. Вы были также одним из них. Чем было продиктовано ваше решение?

Мое решение было личным. Я вспомнил многочисленные нарушения регламента при принятии закона о рынке земли при том, что большинство ассоциаций были против рынка земли. Сейчас я все больше осознаю, что на этом рынке будет трудно работать, поскольку в тех условиях, которые создал аграрный комитет и монобольшинство, побеждать будет не фермер, а «бабло». В Европе землю используют те, кто ее обрабатывает. Затем земля передается наследнику, который тоже проживает в этой местности, поддерживает село, использует эти земли, создает хозяйство, рабочие места, развивает населенный пункт. Если ты уезжаешь, то эту землю можно продать другому молодую фермеру, который приедет туда жить. Поэтому я считаю, что земля не должна быть в обращении у прокуроров, судей, депутатов, чиновников, контрабандистов и всех тех, кто имеет деньги.

Земля должна служить тем людям, которые поедут в это село, будут работать и создавать рабочие места. Именно в этом заключается главное отличие позиции «Батькивщины» и позиции предложенного рынка земли.

А еще, конечно, настораживает количество земли, которая может быть в использовании. Никто же не ограничил количество земли в использовании. Поэтому крупные холдинги могут иметь и 680 тысяч га в аренде и в использовании, корпоратизировать ее и использовать это против страны. Например, диктовать свои цены на продовольственные продукты.

Мы должны четко понимать: если все холдинги выкупят земли, мы не будем иметь ни нишевых культур, ни органики. Это глобальный транснациональный бизнес, который не будет позволять развиваться Украине в том аграрном направлении, в котором она имеет наибольший потенциал. Поэтому, понимая политику, которую внедрял глава комитета Сольский, я принял для себя решение присоединиться к уже сформированному против него большинству в комитете.

«Если звезды сойдутся»: министерские амбиции и планы на исполнительную власть

За 7 лет деятельности народного депутата сложно не заметить, что вы больше сосредоточены на социально ориентированных темам. Это отражение социальной ориентированности «Батькивщины» в целом или это ваше личное устремление?

Во время учебы в институте мне на неделю родители давали 20 грн. Я точно был одним из малообеспеченных студентов. В дальнейшем я тяжело работал, чтобы заработать какую-то копейку. Даже ездил собирать фрукты. Поэтому я хорошо знаю, как достаются деньги. И это останется со мной навсегда!

Сейчас, когда я народный депутат, мне хочется что-то сделать для того, чтобы люди жили хоть немного легче. Чтобы те, кому это необходимо, получали государственную поддержку. Я за помощь от государства предпринимателям, которые только начинают свой путь в бизнесе, за поддержку аграрного направления экономики, за справедливые зарплаты и пенсии. Меня возмущают миллионы гривен, выплачиваемые некоторым журналистам, которые вдруг стали «специалистами» в «Укрзализнице». Зато человек со званием "Учитель года" живет на 12 000 гривен. Поэтому именно эти направления работы я выбрал и во фракции "Батькивщина", и в парламенте.

Я занимаюсь децентрализацией и местным самоуправлением, разбираюсь в ЖКХ и функционировании ОСМД. Важной для меня темой является формирование тарифов с точки зрения местного подхода: тепло, горячая вода, замена коммуникаций. Еще одна важная сфера моих интересов — это аграрный сектор. И, конечно, социальные вопросы, ведь я представитель профсоюзов в Раду от "Батькивщины".

Темы, которые вы поднимаете в публичном пространстве, время значительно шире депутатские полномочия. Можно ли предположить, что у вас большие амбиции и планы на высшие государственные должности?

Все амбиции должны быть четко соотнесены с возможностями. Во-первых, тебя должны слышать, во-вторых, ты должен иметь поддержку того сектора, с которым работаешь, иметь там авторитет, потому что нужно коммуницировать и находить компромиссы. В-третьих, ты должен иметь поддержку депутатского корпуса, так как нужно работать и с ними для законодательных инициатив. В-четвертых, ты не должен иметь коррупционного или компрометирующего негатива за спиной. Поэтому, конечно, когда я анализирую свои возможности, то вижу, что могу потянуть еще какое-то другое направление.

Я не бегу от ответственности, максимально конструктивно работаю в аграрном комитете. И если звезды сойдутся и будут какие-то предложения — мы их будем рассматривать. Одно я знаю хорошо — я не боюсь высказывать собственное мнение, которое может кому-то не нравиться, а за моей спиной нет интересов олигархов или других групп влияния.

Последние новости

- Advertisement -

Другие новости

- Advertisement -

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here